Первые шаги щенка

Вега меня поразила с первого же дня знакомства. Когда мы оформили документы и расплатились с заводчиком, я положила в спортивную сумку, которую мы привезли с собой, немного сена, которое служило щенкам в качестве подстилки и посадила Вегу туда. Она отнеслась к этому совершенно спокойно, не дергалась, не пыталась выскочить, не пищала. Заводчик довез нас до станции, где мы сели в поезд.

И в поезде Вега тоже вела себя идеально — пискнула буквально пару раз, а потом уткнулась Диме под мышку мордой и заснула. Мы без проблем доехали до вокзала — причем до метро несли сумку с Вегой прямо так, держа за ручки — она не пыталась выскочить, только с любопытством смотрела по сторонам.

В метро, правда, ей пришлось несладко — очень сильный шум поезда, видимо, действовал ей на нервы. Она начала крутиться и, хоть и не скулила, но тяжко дышала от волнения и промочила всю сумку своей слюной.

Надо было видеть, как она поползла по квартире на полусогнутых, когда мы, наконец, выпустили её из сумки! Квартира у нас однокомнатная, и почему-то комната больше пришлась Веге по душе, потому что какое-то время она не отваживалась на исследование кухни. У нас уже заранее были куплены лежак и игрушки — на лежак мы положили сено из сумки. Оно быстро было растащено по всей квартире и создавалось впечатление, что мы завели теленка, а не щенка.

Вообще, конечно, с тем подобием уюта, который мы сумели создать в этой разваленной квартире, на следующие несколько месяцев пришлось распрощаться. Свернули ковер, потому что первое, что Вега сделала — это надула на него. К тому же к нему липло сено. По всему полу разложили пеленки, пока она не привыкла ходить в определенное место.

Первые несколько дней мы не выходили с Вегой на улицу, давая ей возможность освоиться с новым окружением. Она была уже привита второй раз заводчиком, поэтому в принципе гулять с ней было можно. Но мне хотелось, чтобы она так же немного привыкла и к нам.

Надо сказать, что, несмотря на свой юный возраст, Вега была ужасно тяжелая и сильная. И при этом балда-балдой, как все щенки. Поэтому долгое время — ещё, наверное, месяца четыре — я ходила вся в синяках и ссадинах от последствий собачьей любви. Обычно основная проблема — это покусы, потому что молочные зубы у щенков ужасно острые. Но Вега вообще мало именно кусалась — рычанием и выпадами мы быстро дали ей понять, что нам не нравится такое поведение.

Основной проблемой было то, что в пылу игры или просто от переполнявшей её энергии и восторга она неуемно била своими лапищами и частенько царапала меня до крови. Лапы у неё были здоровенные, сильные и почти такой же толщины, как мои руки в запястьях. Так же она могла резко мотнуть головой и поддать мордой в зубы со всего размаху — нам в зубы, я имею ввиду. Получалось тоже неслабо. С этим приходилось мириться, потому что предугадать сам момент нанесения “увечий” было невозможно. Приходилось ждать, пока щенячья дурь немного схлынет из этой черной башки.

Вообще собаки очень снисходительны к щенкам до четырехмесячного возраста — пока они маленькие, им позволяется всё. С четырех месяцев начинается социализация щенка — и вот тут взрослые ему обычно показывают, кто он такой и чего стоит на земле нашей грешной. В этом возрасте и до полугода крайне важно, чтобы щенок имел возможность находиться в обществе себе подобных — иначе впоследствии ему будет очень трудно, почти невозможно научиться правилам собачьего общения и верно воспринимать сигналы, подаваемые другими собаками. Это как речь у людей — если ребенок не научился ей в раннем возрасте, подражая старшим, то без специальных методов обучения говорить он никогда не будет.

Запись опубликована в рубрике Рассказы о собаках с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *