Вольтметр

В этой статье я хочу рассказать о причинах, побудивших меня выбрать именно черную немецкую овчарку в качестве нового члена нашей семьи. Точнее, об одной большой черной причине 🙂

Как я уже рассказывала в статье “Как НЕ надо воспитывать щенка”, проживая в Калининграде, я воспитывала Чара, метиса черно-белого окраса. И, будучи уже на грани отчаяния, совершенно случайно (если только в мире бывают случайности), встретила человека, который оказал мне помощь и впоследствии стал моим другом.

Человека этого зовут Борис Иванович Стратонов, он всю жизнь проработал инструктором и проводником собак, занимался поиском наркотиков. На момент нашего знакомства он преподавал так же курс послушания и защитно-караульную службу в индивидуальном порядке. Разумеется, это было то, что сейчас называется “традиционной” кинологией, т.е. обычные приемы воспитания собак путем принуждения и муштры. О новой кинологии тогда никто не слыхал. И, проживая рядом с совершенно выходящей из под контроля, психически нестабильной собакой, я готова была принять любую помощь.

Борис Иванович был практически неразлучен со своим псом, немецким овчаром Вольтметром. Они уже не работали, так сказать, по специальности. Вольту было тринадцать лет — солидный возраст для крупной собаки — ходил он медленно, по стариковски шаркая, а его черная шерсть приобрела буроватый оттенок. Тем не менее в его глазах, удивительно широко расставленных, светился ум, равного которому я не встречала ни тогда, ни потом.

Душа в душу с собакойВольт ходил без поводка и даже без ошейника. Когда надо было переходить дорогу, Борис Иванович накидывал ему на шею широкую ременную петлю — больше для спокойствия окружающих, чем для удержания пса. Удерживать его было не нужно, он всегда следовал за хозяином, как тень, и следил за каждым его движением. А когда Вольт был помоложе, он сам удерживал других собак — Борис Иванович брал иногда собак на передержку — просто брал в зубы поводок и вел за собой.

Калининград — небольшой город и на выгуле всегда собиралась примерно одна и та же компания, как на грех, почти сплошь состоящая из кобелей. Была одна только сука, безобразно раскормленная и очень жизнерадостная 🙂 Несмотря на это “мужское царство” и на то, что на прогулках активно бросали мяч, за которым собаки гонялись всей компанией и обычно были очень возбуждены, драки случались крайне редко. Как только начинался какой-то конфликт, Вольт немедленно бросался в самую гущу свалки и применял (как я теперь понимаю) прием “разделение” — то есть просто становился между противниками и, если этого было недостаточно, мог треснуть зубами особо зарвавшегося пса. Авторитет Вольта был нерушим, хотя он старел и к тому моменту, как я покинула Калининград (через два года после нашего знакомства), уже почти никогда не вмешивался в драки.

Он был удивительно спокойным, дружелюбным псом. Помню, как-то раз мы гуляли осенью под дождем, земля размокла и превратилась в густую грязь. На мне были высокие “берцы” — туристические ботинки. Каково же было мое удивление, когда, спокойно стоя и беседуя, я вдруг почувствовала, что кто-то кусает меня за лодыжку! Оказалось, в полумраке я не заметила стоящего рядом Вольта и наступила “берцом” ему на переднюю лапу. И стояла на ней, ничего не чувствуя — подошва у “берцов” толстая, а лапа вдавилась в мягкую землю. Бедняга Вольт, вместо того, чтобы цапнуть меня как следует, что сделала бы, наверняка, любая собака на его месте, фактически, просто “взял” мою ногу в пасть — мол, обратите внимание, на чем вы стоите, девушка! Я поспешно убрала ногу и рассыпалась в извинениях 🙂

Больше всего на свете Вольтметр любил апортировку, готов был жизнь за неё отдать. Апортировочный рефлекс у него был так силен, что он способен был шугануть от своей “поноски” даже течную суку, не обращая внимания на её прелести 🙂 К старости его стали подводить задние ноги, так что он ходил странной, немного вихляющей походкой, но всё равно упорно бегал за мячом вместе с более молодыми псами, хотя, конечно, ему в этом соревновании уже ничего не светило.

Единственным недостатком Вольтметра было то, что он боялся громких звуков. Борис Иванович рассказывал, что раньше всё было нормально, но как-то раз Вольт огибал грузовик и на него сильно дунуло из выхлопной трубы. И всё, с этого момента стоило только начаться фейерверку, как Вольт удирал с выгула домой, ничего не видя и не слыша — если только хозяин не успевал вовремя его остановить.

Что поразило меня в Вольтметре больше всего, так это удивительно крепкая связь с хозяином — то, как он повсюду с ним ходил и не нужен был ни поводок, ни ошейник, чтобы куда-то его вести. Без сомнения, Борис Иванович использовал — и учил других, и меня в том числе — не самые лучшие приемы воспитания собаки. И увы, я уже не могу рассказать ему о том, как мы продвинулись, потому что годы шли и я в конце концов потеряла с ним связь, о чем глубоко сожалею. Но между ним и Вольтметром был тесный социальный контакт — и я почти уверена, что он был установлен сам, а не путем каких-то специальных тренировок и уж конечно, без насилия — в основе его лежала любовь и глубокое понимание собаки. Потому что в глазах Вольтметра, когда он смотрел на хозяина, я всегда видела лишь безграничную любовь.

И я как тогда, так и многие годы спустя после нашего знакомства мечтала о собаке, с которой у меня установилась бы такая же связь. Чтобы она шла со мной без поводка и ошейника, чтобы одного движения, одного слова и взгляда нам было достаточно, чтобы понять друг друга.

Эта мечта сбылась.

душа в душу с собакой

Борис Иванович и Вольтметр. Калининград, 2006г.

Запись опубликована в рубрике Рассказы о собаках. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

7 комментариев на «Вольтметр»

  1. Elena говорит:

    Здравствуйте! Спасибо за рассказ и фотографии. Я была знакома с Борисом и Вольтом много лет назад. Может быть, У Вас есть новый номер его телефона. С уважением, Елена

    • Ксения Перова говорит:

      Здравствуйте, Елена! К сожалению, у меня его нового номера нет и я уже года два-три не знаю, где он и что с ним 🙁 Сейчас в Калининграде уже не живу, а то разыскала бы его, конечно.

      • Elena говорит:

        Спасибо за ответ! Я уехала из Калининграда в 2004. Бориса помню с 90-х и Вольта еще щенком. Жаль, что нет возможности связаться. Меня очень тронул Ваш рассказ, весточка из юности.

        • Ксения Перова говорит:

          А я как раз в 2004-м туда приехала 🙂 Жила там четыре года, в соседнем с Борисом Ивановичем подъезде. Мы были большими приятелями. Последний раз, когда мы с ним говорили, я уже была в Москве, а он жил в Краснознаменске, в чем-то вроде дома престарелых :(( Был, однако, вполне доволен. Вольт умер несколькими годами раньше, прожил очень долго, лет 15.

          • Elena говорит:

            Грустные новости. Теперь понимаю. Я думала, у Бориса просто сменился номер телефона. Живу за границей, в Калининграде бываю редко и коротко. Нашла в интернете телефон интерната в Краснознаменском районе, попытаюсь дозвониться. Спасибо Вам, Ксения, удачи и счастья!

          • Ксения Перова говорит:

            Спасибо вам! Если вдруг удастся узнать что-то о Борисе Ивановиче, напишите мне, пожалуйста. Я сейчас в Калининграде совсем не бываю, к большому моему сожалению.

          • Elena говорит:

            Напишу непременно.

Добавить комментарий