Один щенок в помете — какой он?

один щенок в пометеПродолжая тему о фрустрации и о степени устойчивости к ней щенков, хочу коснуться очень интересного момента, о котором впервые узнала из книги Патриции МакКоннел “Эмоции людей и собак”.

    Речь пойдет о тех случаях, когда в помете только один щенок. Он рождается единственным (бывает и такое) или его братья и сестры рождаются мертвыми или погибают при родах (как случилось в нашей семье, где американский кокер Круз оказался единственным живым щенком в помете). Работая с проблемными собаками много лет, Патриция заметила странную, на первый взгляд, закономерность — очень многие щенки-одиночки вырастали в собак с серьёзными проблемами поведения. Выражалось это именно в низком уровне терпимости к фрустрации. Ещё будучи щенками, такие собаки приходили в ярость, если их лишали чего-то, что они хотят. Зачастую их раздражали прикосновения людей, они реагировали на них рычанием и прихватыванием за руки, не терпели, когда их беспокоят во время сна. Многие такие собаки становились по-настоящему агрессивными и их владельцы обращались с этой проблемой к Патриции. Каких-то собак удавалось реабилитировать, каких-то нет.

    Однажды у одной из бордер-колли Патриции тоже родился один щенок. Она (не бордер-колли, конечно, а её хозяйка :)) была очень расстроена этим фактом. Родился всего один, очень крупный, здоровый и красивый кобель и Патриции не хотелось, чтобы он вырос в одну из тех собак, которых приводят к ней на прием отчаявшиеся владельцы. Она даже думала оставить щенка себе, но у неё на тот момент было уже много собак. Тогда она решила постараться так воспитать этого щенка, чтобы у него сформировался достаточный уровень терпимости к фрустрации.

    один щенок в пометеВ чем же, собственно, причина того, что щенки-одиночки вырастают менее терпимыми к разочарованиям и как этого избежать? Патриция считает, что корень проблемы в том, что таким щенкам с детства, скажем так, слишком легко живется 🙂 Нам всегда забавно наблюдать кормление щенков — как они с невероятным упорством лезут по головам друг друга, чтобы добраться до сосков. Но для них самих в этом вряд ли есть что-то забавное. Они прикладывают все силы, они пихаются, отталкивают в стороны более слабых сестер и братьев в своем стремлении утолить голод. Известно, что те соски, которые расположены на животе суки — более молочные, а чем выше к груди, тем молока меньше. Сама молочная железа там просто тоньше и вырабатывает меньше молока. Поэтому каждый щенок стремится к соскам на животе, они достаются самым сильным и крупным малышам, те наедаются как следует и становятся ещё сильнее и крупнее, а тем, кого оттерли в сторону, приходится довольствоваться остатками. Это часть естественного отбора и с этим ничего не поделаешь.

    Патриция предположила, что щенки-одиночки просто не получают подобного опыта, ведь им достается молоко легко и просто, без всякой борьбы. Нет фрустрации — а значит, не вырабатывается и механизм её преодоления. Патриции не удалось найти подходящую суку, которой можно было бы добавить в помет ещё одного щенка, поэтому она решила организовать своему подопечному фрустрацию искусственным способом 🙂 Трижды в день она брала мягкую игрушку и во время кормления щенка старалась отпихивать его и толкать, имитируя действия его собратьев по помету. Игрушку она оставляла в “гнезде” вместе со щенком, чтобы она пропиталась его собственным запахом и запахом его матери. Кроме того, Патриция отделяла сеансы фрустрации от прикосновений и поглаживаний щенка, опасаясь, что у него может развиться негативная реакция на человека. Отпихивала она его только игрушкой и тратила немало времени на то, чтобы ласково гладить щенка, доставляя ему приятные ощущения.

    Однако, в возрасте пяти недель щенок всё-таки зарычал на Патрицию, когда она его гладила. Она сумела сохранить самообладание и не убрала руку, продолжая поглаживать щенка, пока он не успокоился. Однако она была просто в шоке. Когда пятинедельный щенок рычит на человека, его можно сравнить, цитирую, “с пятилетним ребенком, нападающим с ножницами на свою мать. Намеренно”. Патриция предположила, что всех её манипуляций оказалось недостаточно, чтобы заменить щенку полноценное общение со сверстниками.

   Тем не менее, она не сдалась и прибегла к методу классического обусловливания, связав прикосновения с удовольствием от лакомства. Касание — лакомство, касание — лакомство. Вскоре щенок выучил, что прикосновения означают нечто приятное и через несколько недель таких упражнений начал искать и предвкушать их. Патриция продержала его у себя чуть дольше обычного, пока не убедилась, что он реагирует на людей и их ласки как нормальный, дружелюбный щенок и способен справляться с маленькими разочарованиями, не приходя в ярость. Затем она нашла для щенка подходящую хозяйку — одинокую женщину, которая не собиралась заводить детей. Они прекрасно поладили и, когда пес повзрослел, никаких проблем с ним не возникло.

  Патриция подчеркивает, что, разумеется, далеко не каждый единственный в помете щенок вырастает в монстра 🙂 Она сама знает множество маленьких собак с замечательным характером — а ведь у мелких пород ситуация, когда рождается всего один-два щенка, вполне рядовая. Однако она советует всем заводчикам и потенциальным владельцам быть настороже и внимательно следить за поведением щенков-одиночек. Если такой щенок начинает демонстрировать признаки нетерпимости, необходимо как можно раньше начать коррекцию его поведения с помощью классического обусловливания.

Запись опубликована в рубрике Характер и поведение собак. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *